Самые странные высказывания заключенных, приговоренных к казни


15 самых странных последних трапез приговорённых к смерти
Галина Жданова

Странно повёл себя заключённый Лоуренс Рассел Брюэр. Он заказал огромное количество еды: два стейка из курицы с нарезным луком в соусе, тройной чизбургер с беконом, сырный омлет с говядиной, помидорами, луком, болгарским перцем и перцем халапеньо, большую миску жареной окры с кетчупом, мясо барбекю и пол буханки белого хлеба, три фахитос с различными начинками, пиццу, ванильное мороженое, арахисовое масло с кусочками арахиса и три бутылки пива. Большинство тюрем отказало бы в таком огромном запросе, но в Техасских тюрьмах на тот момент это было возможно. Когда же еду принесли, Брюэр отказался есть, сказав, что не голоден.

Последние слова кровожадных преступников, приговорённых к смертной казни
Инга Пронина

«Во-первых, мама, не плачь. Нечего плакать, все мы умрем. У каждого свой срок, не страдай обо мне. Я сильный. Хочу сказать семье: старик, дети, папе очень жаль. Я люблю всех вас, я буду очень скучать. Хочу сказать жене, что люблю ее. Последние два года были лучшими в моей жизни. Дети, мама, племяшки — я вами очень горжусь. Я вас всех, всех очень люблю, правда, очень. Еще хочу сказать жертвам. Мне очень жаль, что все так получилось. Я не злодей, каким вы меня считаете. Я был просто идиотом. Я совершил кучу ошибок. Все, что случилось, было ошибкой. Я был ребенком во взрослом мире. Я налажал и теперь ничего не могу исправить. Я был слишком молод, чтобы это понять. Пожалуйста, не храните в душе боль. Вы должны найти способ избавиться от ненависти. Поверьте, когда меня убьют, это не принесет вам облегчения. Надеюсь, вы найдете исцеление. Не дайте ненависти сожрать вас, придумайте, как пережить все это. Линда, я благодарен тебе. Я в отчаянии, что все так обернулось. Мисс Шерри, спасибо вам. И еще хочу сказать пострадавшим. Я сожалею обо всем, что с вами случилось. Ничего в этом нет хорошего. Мы с вами еще встретимся. Я всех вас люблю, держите головы выше! Я пришел в мир сильным и покидаю его сильным. Надзиратель, приступайте. Я соболезную семье погибшего. Любое убийство — это плохо, убивать неправильно. Надо было по-другому».